Search

Говорил ли Александр II: „Россия государство не торговое и не земледельческое, а военное, и призвание его быть грозою света“?

В СМИ, блогах и исторической литературе часто приводится изречение о призвании России, которое приписывают императору Александру II. Мы решили проверить корректность такой атрибуции.Иногда цитату сопровождает пояснение, что фраза была напечатана в учебнике географии, предназначенном для кадетских корпусов. Но чаще всего цитата встречается без всякого контекста. Её упоминает в своей книге „Последний царь“ писатель Эдвард Радзинский и приводят в своих публикациях СМИ, например „Независимая газета“, „Коммерсантъ“ и „Ведомости“, а также блогеры на платформе „Дзен“ и в LiveJournal. Фразу также можно встретить в многочисленных онлайн-цитатниках.Самое раннее упоминание цитаты, приписываемой Александру II, удалось найти в очерке Николая Лескова „Русский демократ в Польше“ (1880). Лесков пишет: „Удивительно вспомнить, как люди, бывало, с особенною серьёзностью внушали, что „Россия государство не торговое и не земледельческое, а военное, и призвание его быть грозою света““. Никакого пояснения, чья эта цитата, в тексте нет.Андрей Лесков, сын писателя, в биографической книге „Жизнь Николая Лескова“ уточняет: „Надо сказать, что ещё в кадетских корпусах лично проправленный самим царём учебник географии „с особенной серьёзностью“ разъяснял обучаемым, что „Россия государство не торговое и не земледельческое, а военное, и призвание его быть грозою света““. Однако составители издания, выпущенного в 1984 году, отмечают, что в учебниках географии 1830–1850 годов „приведённая формула отсутствует“, и предполагают, что фраза, приписываемая Александру II, взялась из устных рассказов. И в самом деле, в „Учебнике географии Российской империи“, по которому преподавали в кадетских корпусах в его царствование, такой фразы нет. Цитата отсутствует и в более раннем учебнике авторства Константина Арсеньева, переиздававшемся вплоть до второй половины XIX века.Фразы про призвание России быть грозою света нет ни в воспоминаниях того времени, ни в исторической литературе, посвящённой кадетским корпусам. Поэтому можно предположить, что цитата, приписываемая Александру II, могла быть произнесена кем-то из преподавателей корпуса или же бытовать как устное предание. Затем она появилась у Николая Лескова и была прокомментирована его сыном. Через классика русской литературы цитата и получила дальнейшее широкое распространение.Итог: Скорее всего неправда

Partners